Необходимо создавать возможности, а деньги найдутся

Одной из актуальных проблем российской экономики сегодня является привлечение инвестиций для реализации широчайшего круга проектов — начиная от строительства инфраструктуры и заканчивая внедрением инноваций. Мы обратились к нашим читателям и участникам форума с вопросом: "Где взять деньги?"

Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области:

— Богат не тот, у кого много денег, а тот, кто разумно тратит. Для этого в Ленинградской области работает программа "эффективного рубля", чтобы региональный бюджет служил примером такого подхода к инвестициям в социальную сферу. Что же касается инвестиций в экономическое развитие, то заинтересовать инвестора и привлечь его в регион — это большое искусство, поскольку важно не только "получить" тот или иной проект, но и "не переборщить" со льготами и сохранить наполняемость бюджета за счет поступления налоговых платежей. На этом пути важным механизмом является снижение административных барьеров, квалифицированное сопровождение инвестора на всех этапах реализации проекта.

Михаил Медведев, генеральный директор ГК "ЦДС":

— Вопрос не в том, где взять деньги, вопрос в том — как взять. Зачастую инвестиции в российский рынок по прибыльности интереснее, чем инвестиции в другие развитые страны. У нас есть определенные риски, но они нивелируются большей доходностью. Проблема в том, что русский человек не умеет продать свою идею, показать ее сильные стороны и потенциальную выгоду. Для инвестора одинаково важны и сам разработчик, и его вера в будущий проект, и оформление идеи. С бизнесом необходимо говорить на его языке: сколько надо вложить денег, когда и сколько вернется, продумать и назвать риски. Над этим необходимо работать, на Западе даже на краудфандинговых платформах хорошие идеи собирают сотни тысяч долларов, а в России некоторые гениальные планы так и остаются нереализованными из-за отсутствия качественной упаковки.

Олег Бирюков, генеральный директор инжиниринговой компании "Лиман-трейд":

— В теории деньги можно получить в Фонде развития промышленности. Однако механизм выделения средств пока остается очень сложным: сперва необходимо создать проект и только потом можно получить финансирование под его реализацию. Но если речь идет о строительстве серьезного объекта (завода или производственной линии), то в этом случае только стоимость проектирования может составлять сотни миллионов рублей. При этом нет никаких гарантий, что под данный проект впоследствии будет выделено финансирование. Замкнутый круг: нет проекта — нет денег, а проекта нет, потому что нет денег.

Алексей Икряников, вице-президент — директор департамента по работе с корпоративными клиентами Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР):

— Источники финансирования не изменились: как и прежде, деньги можно взять либо из собственного кармана, либо в банке. Финансовый рынок предлагает достаточно вариантов — это и лизинговые продукты, и инвестиционное кредитование, и кредитование под оборотные средства, и аккредитивы. Другое дело, что сейчас банки более тщательно анализируют бизнес-проекты, оценивая как адекватность идеи, так и возможность по возврату средств. Но в этом есть и плюсы для самого бизнеса: банк фактически проводит его финансовую диагностику, указывая на слабые места проекта.

Дмитрий Коновалов, управляющий партнер Glorax Development:

— Источники найти можно, но важнее всего определиться с направлениями, в которые средства будут вложены. Интересным и перспективным проектом можно заинтересовать широкий круг инвесторов — как венчурных, так и фундаментальных. И речь не только о частных лицах. Например, в нашей стране развита система государственных и иных видов грантов, большое внимание уделяется научным разработкам и инновациям. Если исследования могут принести пользу не только отдельной компании, но и отрасли в целом, то можно говорить о государственно-частном партнерстве, поскольку руководство страны заинтересовано в развитии экономики и строительного комплекса в частности.

Нина Авдюшина, генеральный директор ООО "H+H":

— Чтобы заинтересовать бизнес и привлечь деньги, нужно создавать инвестиционно привлекательные проекты, интересные крупным внешним игрокам и ведущим российским компаниям. Государство должно быть не только заказчиком, но и участником таких проектов, формируя для инвесторов благоприятные налоговые и административные условия. В том же Китае на условиях государственно-частного партнерства создаются целые кластеры и экономические зоны. Нам же не хватает таких долгосрочных и масштабных проектов, способных на несколько лет стать "локомотивом" для региональных экономик.

Вячеслав Семененко, генеральный директор компании "Master Девелопмент":

— В первую очередь необходимо создавать возможности, а деньги найдутся. В Петербурге эта ситуация стоит остро, так как под некрупные проекты поиск инвесторов — процесс сложный и долгосрочный. Давно известно, что в наш город очень сложно "зайти" малым и средним инвесторам с объемом инвестиций в $5-10 млн. Речь идет о компаниях в том числе и из регионов России, СНГ и близлежащих стран. Для инвесторов малого бизнеса нет условий для входа на рынок Петербурга, хотя желающие есть, и даже не иностранные, а наши. Город "гоняется" за стратегическими инвесторами и в то же время упускает малый и средний бизнес. Хотя в итоге неизвестно, кто из них может быть выгоднее для развития региона, кто создает больше рабочих мест и какая отрасль более устойчива в условиях кризисных явлений.

Эдуард Тиктинский, президент холдинга RBI:

— Инвестиционный интерес появляется там, где сформирован благоприятный инвестиционный климат. Первым шагом могла бы стать подготовка детальных проектов планировки территорий с прописанными технико-экономическими показателями, а также вывод промышленных предприятий из центра и ограничение их санитарных зон. Текущая градостроительная ситуация часто ставит под сомнение целесообразность инвестиций в проекты, связанные с редевелопментом или реконструкцией. Другая проблема — частые и непредсказуемые изменения законодательства, когда ты покупаешь участок в одной градостроительной реальности, а потом в одночасье все меняется, и строить приходится уже в другой.

Ван Лянцзюнь, генеральный директор ЗАО "Балтийская жемчужина":

— Инвестором компании "Балтийская жемчужина" выступает Шанхайская объединенная инвестиционная компания, а проект комплексного развития территорий, реализуемый нами, является стратегическим проектом двух держав — России и Китая. Благодаря поддержке акционеров финансирование осуществляется в срок, согласно инвестиционным обязательствам, мы не зависим от кредитной системы в России в той степени, в которой зависят многие петербургские компании-застройщики.

Абел Аганбегян, академик РАН, завкафедрой РАНХИГС:

— Источниками инвестиций и вложений могут быть активы российских банков. Дефицит госбюджета на период до 2025 года целесообразно поддерживать на уровне 3% ВВП (допускаемый уровень в Евросоюзе). Кроме того, из $400 млрд золотовалютных резервов $100 млрд можно использовать взаимообразно, предоставляя через ВЭБ и ЦБ ежегодные инвестиционные кредиты на технологическое обновление по $15-20 млрд в год при окупаемости пять-семь лет. Из прибыли предприятий и организаций можно увеличить инвестиции на 1 трлн рублей, для чего нужно отменить налог с части прибыли, используемой для инвестиций. Еще один источник: государственные займы у населения на жилищное строительство, для производства легковых автомашин и на предоставление приусадебных участков, когда при достижении порога величины приобретенных займов на семью им по выбору предоставляется жилье, автомобиль или приусадебный участок со скидкой 25-30% от цены приобретения. Также стоит обратить внимание на внешнеэкономические займы государства у международных организаций, других государств, инвестиционных фондов, имея в виду небольшой внешний и внутренний долг нашего государства в ежегодном объеме $20-30 млрд, которые тоже будут размещаться на возвратных началах в виде инвестиционного кредита, скоординированного с условиями долга.

Александр Ивлев, управляющий партнер EY по России:

— Очень часто мы слышим вопрос о привлечении инвестиций именно в такой формулировке. Однако основной магнит для денег — качество самих проектов. Инфраструктура и высокие технологии — долгосрочные инвестиции. Им необходимы снижение рисков, четкие гарантии собственности. Важно вернуть веру в уровень прибыльности и экономической стабильности, развивать доверие бизнеса и власти, наращивать государственную поддержку. При соблюдении этих условий мы не только вернем желание инвестировать, но и привлечем иностранные инвестиции в несырьевой сектор. В России в этом направлении большие перспективы в области государственно-частного партнерства. Также практически не задействован канал привлечения инвестиций за счет раскрытия экспортного потенциала и гармоничного развития территорий.

Александр Нейгебауэр, вице-президент по экономике и финансам Объединенной судостроительной корпорации:

— В силу специфики отрасли, в которой действует ОСК (военное кораблестроение и выполнение иных государственных заказов) финансирование ключевых инфраструктурных проектов, целевых R&D-проектов прежде всего идет по линии государства через ФЦП или через госкорпорации, исполняющие роль заказчиков.

Кроме того, там, где необходимо, применяется инструмент докапитализации предприятий ОСК через увеличение размера уставного капитала. В таких случаях АО "ОСК" может выступать приобретателем допэмиссии конкретного предприятия.

В то же время ОСК, развивая гражданский сегмент отрасли — судостроение, большую работу проводит по привлечению инвестиций через заемное кредитование. Например, нашими партнерами по финансированию проектов развития ОСК являются такие финансовые учреждения, как Сбербанк России и банк ВТБ.

Павел Плавник, председатель совета директоров ПАО "Звезда":

— Где взять деньги? Новых источников для финансирования промышленных проектов искать не нужно. Надо все имеющиеся сегодня источники использовать в соответствии с приоритетами долгосрочного развития экономики государства, необходимостью обеспечения достаточного уровня технологической независимости. Вот взять, к примеру, банковские источники и систему их регулирования. Хорошо известны и всем уже привычны нормы обязательного резервирования, которые приводят к удорожанию кредитных денег. С ними все смирились и сжились. Почему бы не ввести для банковских учреждений также и норму обязательного минимального процента финансирования длинных промышленных проектов? Пусть 5% от всего кредитного портфеля, пусть под существующие ставки, но гарантированных средств для социально-экономического развития страны.

Сергей Моренков, руководитель ГК "Стратегия Рост":

— Я бы посоветовал обратить внимание на инвестиции в иностранной валюте. Сегодня проблемы в привлечении зарубежных средств нет, это более доступные деньги, чем российский рубль. Хотя в данном случае всегда есть определенные риски, связанные с непрогнозируемыми макроэкономическими ситуациями.

Дмитрий Голубовский, аналитик ФГ "Калита-Финанс":

— Ответить на вопрос: "Где деньги?" по-прежнему можно: "На глобальном сырьевом рынке". Приток инвестиций возобновится по мере того, как восстановится устойчивый рост сальдо торгового баланса России благодаря восстановлению цен на нефть, которое продолжится в долгосрочной перспективе.

Владимир Денисенко, генеральный директор обувной фирмы "Юничел":

— Эти источники стары как мир: прибыль предприятия, кредиты банков и лизинг. Мы используем все три. Прибыль предприятия инвестируем в развитие, но, к сожалению, сегодня в легкой промышленности невозможно заработать столько, чтобы только за счет нее реализовывать серьезные, крупные проекты. В среднем по отрасли, если говорить о производстве обуви, прибыль составляет 3-5%. А для того чтобы планировать какие-то серьезные проекты, прибыль должна быть хотя бы выше уровня инфляции, хотя бы 12-15%. Но на такие показатели у российского легпрома выйти не получается, потому что очень сильна конкуренция с китайскими товарами, низкими по цене и опасными с точки зрения качества.

Алексей Тараповский, руководитель и основатель Anderida Financial Group (AFG):

— При поиске денег на инфраструктурные проекты стоит обращать внимание не только на внешние источники. Тем более что в силу текущей геополитической обстановки зарубежное финансирование затруднено. Неплохие резервы для подобных инвестиций существуют внутри страны. Пенсионные деньги на текущий момент составляют около 5 трлн рублей. Они могут быть размещены долгосрочно и без претензий на высокую доходность. Задача пенсионных фондов — сберечь средства застрахованных лиц и обеспечить защиту от инфляции. Решить эту задачу вполне могут инфраструктурные проекты. На текущий момент пенсионные фонды инвестировали в инфраструктурные облигации всего 83 млрд рублей — это капля в море.

Серегй Камлюк, генеральный директор инвестиционной компании Key Capital:

— Основная надежда сейчас — партнерские инвестиции российского происхождения. 99,9% сделок на рынке недвижимости и строительства проходит между российскими игроками или при их участии. Именно поэтому сейчас распространены различные формы соинвестирования. Например, крайне редко права на инвестиционный проект по строительству жилого комплекса передаются за полную фиксированную цену. Покупатели предпочитают схему оплаты "входного билета" и доли от будущей прибыли от продажи квартир.

Денис Черкасов, российский технологический инвестор и предприниматель:

— Если говорить о стартапах, то в мире, как и в России, существует ряд специализированных организаций, занимающихся их финансированием и развитием. Это, например, венчурные фонды, развивающиеся в нашей стране быстрыми темпами, инкубаторы и акселераторы, поддерживающие проекты на самых ранних этапах. Частные венчурные фонды сейчас поддерживают проекты на менее рисковых стадиях — коммерциализация продукта и рост продаж, но в целом по сравнению с 2015 годом мы наблюдаем оживление рынка венчурных инвестиций в России — как по количеству сделок, так и по среднему объему инвестиций.

Александр Иванов, автор проекта Finsovetnik.com:

— На самом деле, денег много. Падающая ключевая ставка означает снижение доходности консервативных инвестиций (депозиты по 6-8% в рублях, в долларах уже давно лишь 1-2%). Множество инвесторов хотят вложить деньги под более выгодные проценты. Но возникает вопрос: во что вкладываться? Инновации инновациями, однако никто не захочет вложить свои деньги только "в инновации", не получив хорошего возврата на инвестиции. А это означает, что должны быть просчитаны все денежные потоки проекта, оценены риски и потенциальная доходность. На почте инвестора как минимум 90% "запросов на финансирование" отсеивается уже на этом этапе. Многие хотят сделать что-то крутое, однако лишь единицы в состоянии просчитать, окупятся ли вложения.

Булат Исенжулов, руководитель Агентства аналитического маркетинга:

— Когда встает вопрос: "Где взять деньги?", это означает, что уровень мотивации инвесторов чрезвычайно низок для предлагаемых инвестиционных проектов. Все обсуждаемые проекты в современной российской экономике — это попытка выдать желаемое за действительное. Российская экономика неинтересна никому, даже российским инвесторам. Если отложить в сторону политические риски и рассматривать исключительно экономические критерии, становится понятно, что экономика не просто на спаде, она зациклена на себя, нет экспортно ориентированных отраслевых стратегий.

Екатерина Запорожченко, генеральный директор ГК Docklands Development:

— Где взять? Все просто — в банке. Сейчас ставки становятся все более и более интересными. Вопрос — не где взять, а куда вложить, чтобы не потерять.

Мария Скобелева, начальник управления развития и управления активами ЗАО "БФА-Девелопмент":

— Ответ на вопрос, где взять денег, на мой взгляд, лежит в области четко сформулированных стратегических задач государства. Надо дать ответ на вопрос, какой мы хотим увидеть страну через десять лет, и сравнить перспективы развития экономики стран с преобладающим сырьевым сектором и высокотехнологичным. Потому что и в том, и в том варианте источник финансирования экономики можно найти. Только объемы экономики и перспективы жизни различных классов в таких странах будут качественно различаться.

Иван Починщиков, управляющий партнер компании IPG.Estate:

— Для реализации крупных проектов необходимо привлекать западных инвесторов и налаживать международные экономические связи. Раньше европейские банки могли финансировать проекты в России, но ввиду санкций и политических разногласий этот вариант привлечения средств становится практически невозможным. Основным источником финансирования остается государственный бюджет, пополняемый различными способами. Многие частные инвесторы интересуются проектами, в которых принимает участие государство, но изучают их более тщательно и детально, поскольку ГЧП может иметь определенные "подводные камни".

Владимир Яблонский, председатель правления Ассоциации социального развития:

— Можно взять деньги у государства, если есть на что, безусловно. Государство инвестирует средства в формате грантов через: Фонд Бортника (он же Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере), "Сколково", федеральные и региональные целевые программы. Больше всего фондов и активных бизнес-ангелов в информационных технологиях, интернете и прилегающих сферах — около ста активных игроков. Например, InVenture Partners, Life.Sreda, Leta Capital, Flint Capital, Altair, Vaizra Investments, iTech Capital, Run Capital, Maxfield Capital. Инкубаторы есть практически в каждом городе России и в каждом вузе. Можно получить грант. Акселераторы все же пока редкость, крупные — ФРИИ, iDeal Machine, Tolstoy Startup Camp "Яндекса".

Виталий Коробов, директор по развитию "Аквилон Инвест":

— Для нас вопрос, где взять, неактуален. Деньги надо зарабатывать, предлагая покупателям продукт, который будет востребован.

Ирина Панарина, генеральный директор компании "АстраЗенека":

— Для привлечения частного финансирования государству необходимо внедрять разнообразные инструменты поддержки инвесторов с учетом отраслевой специфики. Среди них — специальный инвестиционный контракт (СПИК). СПИК представляет собой трехстороннее соглашение между компанией, регионом и Министерством промышленности и торговли РФ об условиях, приоритетах и льготах, получаемых инвестором при запуске важных для региона и страны проектов. При заключении СПИК компании получают гарантии стабильных условий для бизнеса, а государство — приток инвестиций.

Александр Колосков, директор автономной некоммерческой организации "Независимая финансовая экспертиза":

— Можно попытаться найти ответ, как в математике, "от противного". Требования элементарной безопасности страны говорят нам, у кого деньги брать нельзя. Это иностранные инвесторы. Им нельзя давать "на откуп" отрасли, так как иностранные инвестиции, давая деньги экономике один раз, требуют от нее взамен два вечных права. Первое — беспрепятственный и законный вывод своих инвестиций из страны тогда, когда это нужно инвестору, а не национальной экономике. Второе — беспрепятственный и законный вывод прибыли. Воспользовавшись инвестицией один раз, экономика обрекает себя на вечную дань иностранному инвестору.

У всех других источников деньги под инвестиции можно брать. Такой источник в стране всего один — население. Деньги "под подушкой", отложенные "на всякий случай". "Народные" ОФЗ — один из таких примеров.

Если же говорить более откровенно, то есть главный источник инвестиций, который правительство пока не рассматривает. Это бывшие "новые русские". В 1990-х годах прошлого века эти люди приватизировали национальное достояние всей страны. Оно отошло им просто так, без особых затрат. Можно эти активы попробовать вернуть назад, под государственное крыло, и сформировать что-то вроде "Национального инвестиционного фонда" (НИФ).

Александр Хрусталев, глава "НДВ Групп":

— Реализация подобных проектов в текущих условиях экономики возможна только за счет собственных средств. Деньги, полученные из внешних источников, в том числе кредитных продуктов, не обеспечат рентабельности инвестиций, вложенных в развитие инфраструктуры и внедрение инноваций. Драконовские проценты делают этот вариант абсолютно неэффективным. Чтобы такие проекты успешно окупались, стоимость денег не должна превышать 10%.

Владимир Килинкаров, руководитель практики ГЧП Maxima Legal:

— На мой взгляд, большой проблемы с финансированием проектов государственно-частного партнерства ни в одной сфере инфраструктуры в стране сейчас нет. Это касается как микропроектов, до 500 млн рублей, которые финансируются на 20-30% частным инвестором, а в остальной части банками, так и мегапроектов, к которым охотно подключаются бюджет, пенсионные и инвестиционные фонды. В такие проекты, благодаря гарантиям, которые дает законодательство в этой сфере, публичности проектов и их прозрачности, нередко приходят зарубежные операторы и инвестиционные фонды. Ввиду послаблений ЦБ банки кредитуют такие проекты под меньший процент и под залог прав на получение выручки от проекта, что обостряет интерес бизнеса к ГЧП.

Источник: kommersant.ru

Читайте также

Хотите получать актуальные новости на почту?

Нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности

Вы успешно подписались на новости IPG.Estate.

Запросы (0)

Закрыть